26. Гегелевское толкование логики. Три момента логического, их соотношение и связь - Мои статьи - Каталог статей - Antony Zakutin

Покажи всем!

...

Совет мудреца:

Поиск

Кнопка на меня

  • Для создания кнопки-ссылки на мою страницу добавьте вот этот скрипт по

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

26. Гегелевское толкование логики. Три момента логического, их соотношение и связь

Наука логики (Wissenschaft der Logik) — работа Гегеля, которая представляет собой изложение необходимого движения мышления в чистых категориях мысли (Абсолютная идея).

Краткое содержание

Если философия духа и философия природы изображают движение Абсолютной Идеи в её инобытии (в формах движения природы и сознания), то в логике Абсолютная идея находится внутри себя в стихии своей чистоты. Царство чистой мысли есть «царство истины, какова она без покровов, в себе и для себя самой». В этом смысле, наука логики есть изложение самой Абсолютной Идеи в ее необходимом развертывании. Именно в этом смысле «Наука логики» является фундаментом всей системы гегелевской философии. Следует заметить, что «Наука логики» не опровергает формальную логику, но, по замыслу Гегеля, развивает понимание логического до уровня спекулятивного. Формально-логическое по Гегелю является чем-то недостаточным, рассудочным, неполным изображением Логики как жизни Идеи. Только спекулятивное, в котором формально-логическое (рассудочное) преодолевается диалектически, является истинной Логикой.

 

 

«Наука логики» и система Гегеля.

При всей несомненной значимости философско-правовой, т.е. социально-философской, проблематики в центре новаторской деятельности Гегеля в нюрнбергский, гейдельбергский и берлинский периоды оказывается грандиозная реформа логики, теории познания, учения о мире, о категориях философии. Все это сконцентрировано в трех книгах, получивших название «Науки логики»8. И когда Гегель в 1816 г. был приглашен в Гейдельбергский университет, то он приехал туда уже достаточно известным автором, потому что «Наука логики» в отличие от «Феноменологии духа» получила широкий резонанс. Гегеля-философа уже знали. На него возлагали смелые и, как оказалось, оправдавшиеся надежды. Его лекции приезжали слушать люди из разных концов Германии. Гейдельбергский период, работа в университете (1816-1818) интересны тем, что Гегель впервые сделал попытку дать набросок системы — своего рода энциклопедию философских наук, что произошло в 1817 г. Гейдельбергская «Энциклопедия» — краткая предварительная версия той «Энциклопедии», которую мы знаем и обычно читаем, та, в которую наука логики входит в сокращенном варианте (в виде Малой логики). В «Энциклопедии философских наук» 1817 г. очерчены все основные контуры системы Гегеля. Дальнейшие издания «Энциклопедии» (а именно, издания 1827 и 1830 гг.) расширяли и уточняли краткий вариант. Отчасти дополнения и уточнения сделал сам Гегель, отчасти внесли его ученики на основании лекций Гегеля. Тут перед нами возникает одна из самых главных проблем современного гегелеведения — вопрос о системе Гегеля и источниках, в которых она представлена.

Вспомним, что мы оставили проблему системы как бы на перепутье: основанием системы считалась феноменология духа. И в системе зрелого Гегеля за феноменологией как бы по-прежнему сохраняется роль "входных ворот" в систему. Но теперь Гегель уже твердо и определенно делает основанием системы «Науку логики». «Наука логики» как сочинение является первой и фундаментальной частью системы философских наук Гегеля.

Вторая часть философской системы — "философия природы". (Русский перевод сделан с посмертного издания 1842 г.) Гегелю принадлежат тексты, которые значатся под параграфами и примечаниями «Философии природы». Там же, где стоит слово "прибавление", приводятся вторичные тексты из записей учениками лекций по «Философии природы», которые читал Гегель, а также на основании (немногих) текстов, оставшихся от Гегеля. Итак, Прибавления — в основном, если не преимущественно, негегелевские тексты.

Третья часть "системы философских наук" — это философия духа. Русский перевод сочинения с таким названием («Философия духа») выполнен на основе варианта 1845 г., т. е. посмертного издания под редакцией Баумана, одного из учеников Гегеля. Там опять-таки в примечаниях частично использованы тетради, оставшиеся от Гегеля; но в основном обработаны пять тетрадей с записями лекций. Другими словами, если «Наука логики» есть от начала до конца текст Гегеля, то «Философия природы» и «Философия духа» как части «Энциклопедии философских наук» — отчасти тексты Гегеля, отчасти тексты вторичные.

Что такое вторичные тексты Гегеля? Как они возникли? С какой степенью доверия к ним можно относиться? Степень доверия здесь довольно высокая. Некоторые записи лекций прошли проверку путем сравнения. Брались пять тетрадей, пять записей и обнаруживалось, что в некоторых из них имеются существенные совпадения. Это не было случайным, потому что Гегель часть своих лекций надиктовывал (некоторые параграфы и положения читались под диктовку и записывались слушателями). И все-таки они — вторичные материалы со всеми вытекающими последствиями. Поэтому цитировать их нужно с осторожностью, с постоянным напоминанием о том, что цитируется вторичный текст. «Философия духа», третья основная часть системы, в свою очередь делится на три части — на учения о субъективном, объективном и абсолютном духе. Субъективный же дух делится на антропологию, феноменологию и психологию. Здесь, в контексте субъективного духа, феноменология выступает несколько иначе, чем в работе «Феноменология духа»: речь идет лишь о субъективном духе, поскольку он неразрывно связан с человеческим духом, о духе, поскольку он как бы заключен в "каркас" уникального единичного человеческого существа. Чрезвычайно важным в структуре гегелевской системы является объективный дух, который в свою очередь делится на право, мораль, и нравственность. А нравственность сама делится еще на три части: семью, гражданское общество, государство. Объективному духу Гегель посвятил не только часть «Энциклопедии», но и разработанную ранее «Философию права». Она имеет то же членение: право, мораль и нравственность. В ней, о чем уже шла речь, тоже повествуется о семье, гражданском обществе и государстве. (Надо учесть также, что русский перевод «Философии права» выполнен на основе издания учеников Гегеля, под редакцией Э. Ганса; и опять параграфы и примечания принадлежат Гегелю, а Прибавления — тексты Ганса и других гегелевских учеников.) В то время, когда Гегель преподавал в Гейдельберге и особенно в Берлине, когда он читал множество курсов лекций, он стал философом, при жизни признанным великим. Возможно, что он снова как-нибудь переиначил бы, перестроил свою систему. Но в 1831 г. его постигла безвременная смерть от холеры. Это случилось как раз тогда, когда он, по-видимому, снова был готов подпереть науку логики социально-философским основанием.

Теперь рассмотрим, что представляют собой по содержанию части гегелевской системы, как они связаны друг с другом, какую имеют сравнительную ценность, как изучаются сегодня. Фундирующая роль науки логики в системе Гегеля в значительной мере связана с тем, что великий мыслитель хотел построить систему философии как научную систему, как систему философских научных дисциплин. Логико-методологический каркас, общий для всех них, надлежало выстроить в первую очередь. Ставились также вопросы, до сих пор важные и для науки, и для философии: с чего начать науку, что должно быть клеточкой, или началом, науки, как развивать затем изложение научной системы и т.д. «Наука логики» задает и обосновывает свой маршрут. Гегель разделяет главную задачу на три подзадачи. Первое — это интерпретация бытийственных сторон какого-либо объекта. Соответственно первый раздел «Науки логики» имеет название «Бытие». Вторая задача — исследование отношений сущности (второй раздел «Сущность»). Третья задача (в разделе «Понятие») — это объединение того и другого. Что значит исследование "бытийственного" аспекта исследования? Ведь всякий предмет, который какой-либо наукой излагается и исследуется, так или иначе существует, наличествует, причем существовать он может самым причудливым образом. Пусть речь идет о физическом предмете в физике как о науке о телах. Как существует физическое тело? Это вопрос, на который (в свете гегелевской системы науки, логики как логики науки) нужно ответить в первую очередь. Ясно, что физическое тело природы не тождественно "телу" как категории физической науки: при всей их связи существуют, "бытийствуют" они по-разному. Может возникнуть вопрос: как строится системно наука о человеческом сознании? Прежде всего это значит, что нужно зафиксировать, как бытийствует сознание, как оно дается, как может быть описано в количественных и качественных характеристиках, в мерных характеристиках (если такие возможности существуют). Трудности тут особые: ведь сознание, казалось бы, неуловимо. Однако оно как-то объективируется, особым образом существует, бытийствует, дается сознанию же. Логическое, философское осмысление бытийственности — первая системная задача и загадка логики. Главные категории сферы бытия — количество, качество, мера.

Вторая системная задача вытекает из необходимости затем отвлечься от проявлений, от бытийственных феноменов и взять их в чистоте, закономерности, выявить отношения данной области, сделать попытку разобраться в их внутренних связях. Гегель фиксирует шаги анализа с помощью таких категорий, как рефлексия, возможность, действительность, причинность, противоположность и противоречия. Они входят в раздел «Сущность». Остановимся на теме противоположности и противоречия. Вообще-то тема противоположности и противоречия проходит через всю «Науку логики». Что именно применительно к этой теме разбирается в сфере сущности гегелевской «Науки логики»? Здесь имеет место такое фиксирование противоположностей, когда они как бы выходят один на один друг с другом, когда они как бы готовы к "короткому замыканию", выступают как положительный и отрицательный полюса. На данной стадии фиксируется, что два полюса не могут существовать друг без друга, однако в определенном контексте "готовы" уничтожить друг друга, если это не будет предотвращено. Вопрос об этом "если" и переносится в третью часть логики, носящей название «Понятие».


Категория: Мои статьи | Добавил: AZ (28.06.2012)
Просмотров: 929 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 4
4  
В степенном количественном отношении, по Гегелю, качественное различие количества обнаруживается более полно. Стороны отношения здесь уже не могут меняться, они абсолютно скованы, например 42=4*4. «Это отношение, - говорит Гегель, - есть изображение того, что определённое количество есть в себе, и выражает ту его определённость, или то его качество, которым оно отличается от другого». Более обстоятельно Гегель рассматривает и обосновывает своё положение о качественных различиях в количестве, когда рассматривает категорию меры.

Завершающей категорией учения Гегеля о бытии выступает мера. По его мнению, мера есть истина количества и качества. “Качество, - пишет Гегель, - есть в первую очередь тождественная с бытием определённость, так что нечто перестаёт быть тем, что оно есть, когда оно теряет своё качество. Количество есть, напротив, внешняя бытию, безразличная для него определённость. Так, например, дом остаётся тем, что он есть, будет ли он больше или меньше, и красное остаётся красным, будет ли оно светлее или темнее. Третья ступень бытия, мера, есть единство первых двух, качественное количество”. Мера, по Гегелю, есть качественное количество, единство качества и количества. Эти две категории суть моменты единого целого, меры, представляющей собой завершённое бытие. Всё налично-сущее имеет свою меру. Мера обозначает количественные границы, в пределах которых предмет остаётся предметом, т.е. самим собой. Нарушение меры приводит к появлению нового качества. Поскольку количество и качество связаны, то количественные изменения приводят к изменениям качества. Будучи моментом меры, качество и количество до некоторой степени сохраняют свою природу. Так, количество до поры до времени может изменяться, не затрагивая качества. Однако это равнодушное возрастание и уменьшение количества имеет свою границу, переход которой изменяет качество.

Гегель приводит ряд примеров из «предметного мира», для пояснения закона перехода количественных изменений в качественные, а это арифметические отношения, химические соединения, агрегатные состояния воды в зависимости от температуры и т.д. Так, например, соединение кислорода и азота даёт ряд окислов азота, появляющихся лишь при определённых количественных отношениях и обладающих вследствие этого качественными различиями.

Движение от одного качества к другому совершается при непрерывном постепенном изменении количества. Переход в новое качество совершается посредством скачка, после накопления количественных изменений. Каждый пункт, где происходит взаимное изменение качества и количества, образует узел.

Процесс меры, который попеременно то оказывается только изменением количества, то переходом количества в качество, Гегель образно называет узловой линией отношения меры.

Следует также упомянуть, что мера как единство количества и качества есть, по Гегелю, вместе с тем завершённое бытие. Когда мы говорим о бытии, оно является сначала как что-то совершенно абстрактное и лишённое определений, но бытие существенно есть то, что состоит в самоопределении, и своей завершенной определённости бытие достигает в мере. Гегель также рассматривает меру как дефиницию абсолюта, и, согласно этому способу рассмотрения, было сказано, что Бог есть мера всех вещей. Ведь прославление Бога состоит главным образом в провозглашении, что именно Он положил всему границы: морю и суше, рекам и горам, а также различным видам растений и животных. В подобном представлении заключена, кроме того, мысль, что всё человеческое: богатство, честь, могущество и точно также радость, печаль и т.д.- имеет свою определённую меру, превышение которой ведёт к разрушению, к гибели.
В своих рассуждениях «Науке Логики» Гегель довольно чётко говорит о том, каким образом категория меры переходит в сущность. Здесь он вводит понятие субстрата изменений. Качество, количество, мера, согласно Гегелю, не представляет собой чего-то самостоятельного, а суть состояние некоторого субстрата, например, лёд, вода, пар, суть различные состояния одного и того же вещества. Ряды отношения меры, говорит Гегель, должны быть мыслимы, как состояния, в основе которых лежит нечто пребывающее, субстрат, как их носитель. «Теперь такие отношения, - пишет Гегель, - определены лишь как узлы одного и того же субстрата. Тем самым меры и положенные с ними самостоятельности низводятся досостояний. Изменение есть лишь изменение некоторого состояния и переходящее в положенно как остающееся в этом изменении тем же самым». Этот субстрат, лежащий в основе изменений, есть сущность, которая просвечивает через пёструю игру изменений,

3  
Таким образом, следующей категорией качества является для - себя - бытие. Но здесь существует противоречие. Для-себя-бытие возникает следующим образом: нечто определяется другим, но последнее само есть нечто. Следовательно, нечто приходит к себе, достигает своего конца и цели и посему становится законченным. Законченное наличное бытие ограничивается уже не другим, а собою и в себе. Вот это соотношение с собой, которое опосредуется через отрицательное отношение к другому, есть для - себя - бытие, и выступает как идеальное. Для-себя-бытие есть одно, другое исчезло. Категории для - себя - бытия, по Гегелю, соответствуют монады Лейбница и атомы Демокрита.

Из понятия для-себя-бытия Гегель дедуцирует категории притяжения и отталкивания. Для-себя-бытие, как одно, отрицательно относится к себе, т.е. отталкивается от себя и тем самым порождает множество. « Для-себя-сущее одно как таковое не есть безотносительное подобно бытию, а есть отношение подобно наличному бытию; но оно соотносится не с другим, подобно нечто, а как единство нечто и другого он есть отношение с самим собой, и это отношение есть именно отрицательное отношение». Таким образом, одно оказывается совершенно несовместимым с собой, что и порождает многое. Этот процесс для-себя-бытия условно называется отталкиванием. Но множество представляет собой тождество единых, здесь происходит как бы притяжение единых в одно целое. « Единое исключает себя из самого себя и полагает себя как многое, но каждое из многих само есть единое, и поскольку оно ведёт себя как таковое, то это всесторонне отталкивание переходит в свою противоположность - в притяжение. Через понятие для-себя бытия Гегель переходит в категории количества. Сконструировав данную категорию, Гегель пытается показать, как оно, становясь всё более конкретным, получает качественную характеристику и, наконец, возвращается к качеству. Качество, по Гегелю, есть первая непосредственная определённость, тождественная с бытиём. Количество же есть тоже определённость, но ставшее безразличным к бытию. Количество меняется, а бытие остаётся тем же. С изменением количества деревьев участок остаётся лесом, а не становится лугом или прудом. Количественная граница, таким образом, есть и не есть граница, поскольку она свободно переступается. «Количество есть чистое бытие, в котором определённость положена уже не как тождественная с самим бытием, а как снятая им безразличная». Весь дальнейший логический анализ количества осуществляется Гегелем таким образом, чтобы показать, что количество получает всё больше и больше качественные оттенки. Для примера Гегель приводит древний софизм «Лысый». Если выдернуть один волос головы, два, три - станет ли человек лысым? Разумеется, нет. Но если продолжать выдёргивать из головы по волосу, то рано или поздно наступит момент, когда появится лысина. Изменение чисто количественное переходит в качественное.

Гегель рассматривает три группы количественных отношений: прямое, обратное и степенное. Разбирая прямое количественное отношение, Гегель говорит, что определённость одного определённого количества заключается в определённости другого определённого количества. Эта определённость есть само определённое количество - показатель отношения. Например, 2 есть показатель отношения 16 к 8. Стороны отношения здесь могут бесконечно меняться; только их отношение остаётся постоянным: вместо 16 к 8 можно взять отношения 4 к 2, 8 к 4 и т.д. Здесь, таким образом, качественная сторона количества ещё не выступает чётко, т.к. стороны отношения бесконечно варьируются. В обратном количественном отношении его сторонами являются множители постоянного произведения, например 16*2=32. Здесь качественный момент выявляется более определённо, в том смысле, что постоянное произведение (32), хотя и может быть выражено через другие множители (8 *4), но вариации этих множителей строго определена произведением (32). Здесь связанность количественных отношений проявляется более жёстко.

или видимость, и в которую переходит бытие.

2  
Гегель высказывает бытие как предикат абсолютного, т.е. получает первую дефиницию абсолютного: абсолютное есть бытие. Но чистое бытие есть чистая абстракция, есть ничто. Из этого вытекает вторая дефиниция абсолютного, где последнее является ничто. Если есть противоположность в этой непосредственности как бытие и ничто, то кажется очень странным, что эта противоположность уничтожается, и поэтому существуют попытки фиксировать бытие и предохранить его от перехода. Таким образом размышляя, приходят к мысли, что нужно найти для бытия твёрдое определение, благодаря которому можно было бы отличить его от ничто. Но все такие дальнейшие и более конкретные определения уже не оставляют бытие чистым бытием, каково оно есть непосредственно вначале. Такое стремление находить в бытии или в ничто устойчивое значение, Гегель определяет как ту самую необходимость, которая заставляет бытие и ничто двигаться дальше и сообщает им истинное, т.е. конкретное значение. Развивая свою мысль дальше, Гегель находит истину бытия и ничто в их взаимопереходе, в движении исчезновения друг в друге, или в становлении. «Истину, как бытия, так и ничто представляет собой единство их обоих, это единство есть становление». Таким образом, имеются три необходимых момента бытия: бытие - тезис, ничто - антитезис, становление - их синтез. В становлении бытие и ничто сняты (упразднены и сохранены). Обе эти категории - бытие и ничто, стало быть, содержатся в становлении как снятые моменты. Снятие - важнейшая категория гегелевской философии. В связи с характеристикой становления Гегель даёт разъяснение категории «снятие». «Оно означает сберечь, сохранить и вместе с тем прекратить, положить конец». Гегель, следовательно, пытается сформулировать мысль о диалектическом характере отрицания, являющегося, по его мнению, моментом связи, моментом развития. Отрицание отрицания - один из важнейших законов диалектики Гегеля, который используется при построении всей его системы.

Продолжая следовать ходу мысли Гегеля, мы видим, что результатом становления есть ставшее, т.е. спокойное единство бытия и ничто. Это ставшее Гегель называет наличным бытием. Наличное бытие выступает уже как бытие с некой определённостью. Гегель развивает свою мысль следующим образом: « Становление - вот истинное выражение результата бытия и ничто, так как оно есть их единство; оно есть единство не только бытия и ничто, но и беспокойство в самом себе - единство, которое не только неподвижно, как отношение с собой, но благодаря различию бытия и ничто, которое заключено в нём, противопоставляется в себе самому себе. Наличное бытие - есть это единство, или становление в этой форме единства; наличное бытие, поэтому, односторонне и конечно…» Определённость то же самое, что и односторонность и конечность наличного бытия есть качество. Качество, по Гегелю, это такая определённость, которая тождественна с бытием. «Качество есть вообще тождественная с бытием, непосредственная определённость…». Нечто есть то, что оно есть, благодаря своему качеству, и, теряя своё качество, оно перестаёт быть тем, что оно есть. Качественная определённость, по Гегелю, «едина со всем бытием, она не выходит за свои пределы и не находится также внутри его, а есть его непосредственная ограниченность». Гегель придает большое значение категории качества. Это связано с тем, что философ стремится отмежеваться от механицизма, игнорировавшего качественные изменения в мире.

Итак, наличное бытие есть определённое бытие. Основа же всякой определённости есть отрицание. Утверждая одно, мы отрицаем другое. Выходя за пределы нечто, мы получаем другое, и так без конца. Гегель называет подобную бесконечность дурной бесконечностью. Обнаруживается множество бытий с присущими каждому индивидуальностями, внутренними характеристиками. Эту внутреннюю характеристику Гегель называет в -себе -бытием. « Бытие качества как таковое противоположность этому отношению с другим есть в - себе - бытие». В каждом наличном бытии или нечто заключены два момента: момент в - себе - бытия и момент бытия для другого, поскольку данное нечто раскрывается, обнаруживается лишь в соотношении с другими нечто. Быть для другого, по Гегелю, означает выявлять себя в связи и отношении с другим. Например, А определяется черезБ, Б через В. Здесь А выступает как нечто, Б - как другое. Но Б есть не только другое, а и нечто, определяемым чем-то третьим. Следовательно,нечто определяется через нечто, т.е. само через себя. Вот это соотношение с самим собой Гегель называет истинной бесконечностью в противоположность дурной или неистинной бесконечности.

1  
Третья часть логики — рассказ о тех реальных опосредованиях, которые устанавливаются в той или иной области жизни между противоположностями. Гегель довольно часто прибегает к примерам, взятым из жизнедеятельности общества. Люди в обществе вступают как антагонисты, притязающие на одни и те же предметы, блага, на одну и ту же власть и т.д. И вот когда мы рассматриваем их как "плюс и минус" в разделе о сущности, то мы как бы исследуем возможный тип "короткого замыкания". А вот когда мы исследуем систему общественных отношений, что и соответствует разделу о понятии, то получаем ответ на проблему проблем: в обществе, правда, случаются "короткие замыкания", но тем не менее плюс и минус чаще чем-то разделены, опосредованы. В логике Гегеля выступает уже не двойственное (по типу противоречия) отношение противоположностей, плюса и минуса, а отношение триады, которую он поясняет на примере анализа соотношения всеобщего, особенного и единичного.









Логическое учение излагается Гегелем в «Науке логики» (так называемая «Большая логика»), первой части «Энциклопедии философских наук» (так называемая «Малая логика») и популярно в «Философской пропедевтике» (лекционный курс Гегеля, который он читал для гимназистов в Нюрнберге). «В обычной энциклопедии науки эмпирически, в том виде, каком они существуют…Философская же энциклопедия есть наука, раскрывающая необходимую, определённую понятием взаимосвязь и философское происхождение основных понятий и принципов наук. Наука в целом делится, по мысли Гегеля, на три части-логику, науку о природе, науку о духе - три ступени системы Гегеля упоминавшиеся выше. Логика - наука о чистом понятии и абстрактной идее; природа представляет собой внешнюю реальность идеи, её экстериоризацию, дух - снятие экстериоризации, возвращение идеи к самой себе.

Логика в системе Гегеля занимает центральное место. И это понятно: её предметом является сама абсолютная идея как система саморазвивающихся категорий, составляющая основу всей действительности. Согласно Гегелю, система категорий, построенная по принципу субординации, соподчинения, есть форма, в которой понятие обретает конкретность. Простой механический набор понятий не передаёт всей сложности реальных отношений, их взаимообусловленности и взаимопереходов. Задача Логики - обнаружить эту реально существующую систему отношений, лежащую в основе, как бытия, так и тождественного с ним сознания.

Система категорий даёт возможность понять не только мир как целое, но и каждое его наиболее общее отношение, выражаемое той или иной категорией. Но категории, не имеющие род или видовое отличие, можно осмыслить только в сопоставлении друг с другом, во взаимных переходах, т.е. в определённой системе, каждое звено которого связанно с остальными. И поскольку в этом диалектическом развитии категорий «угадывается» действительная диалектика вещей, то идеалистическая диалектика Гегеля, систематически изложенная в логическом учении в виде саморазвития понятий, приобретает глубокий рациональный смысл.

Логика Гегеля распадается на учение о бытии, учение о сущности и учение, о понятии. Изложение приобрело строгую последовательность потому, что Гегель не только высказал идею субординации категорий, но и правильно указал на общий её принцип - движение мысли от абстрактного к конкретному, т.е. от многостороннего к многостороннему, от пустоты к полноте содержания.

Логика, таким образом, начинается с характеристики самых абстрактных категорий бытия. Вначале предмет, если мы отвлечёмся от всех его определений, только есть, и мы знаем о нём только то, что он есть. Поэтому началом движения всех логических категорий будет чистое бытие. Это самая пустая абстракция, совершенно лишённая определений и потому равная своей противоположности, т.е. ничто. « Чистое бытие образует начало потому, что оно в одно и то же время есть и чистая мысль, и неопределённая непосредственность, а первое начало не может быть чем-то опосредованным и определённым». Речь здесь идёт, разумеется, не о том, что наличие предмета равно его отсутствию - утверждать подобное бессмысленно; Гегель рассматривает не определённое бытие того или иного предмета, а бытие вообще, мысль о котором настолько бессодержательна, что совпадает с мыслью о небытии. Бытие по Гегелю лишено всяких определений, представляет собой чистую отвлечённость и потому равно ничто, ибо ничто есть то же самое отсутствие определений.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]