5. Метафизика Аристотеля - Мои статьи - Каталог статей - Antony Zakutin

Покажи всем!

...

Совет мудреца:

Поиск

Кнопка на меня

  • Для создания кнопки-ссылки на мою страницу добавьте вот этот скрипт по

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

5. Метафизика Аристотеля

Аристотельвели­кий ученик Платона, учившийся у него 20 лет. Накопив огром­ный потенциал, Аристотель развил собственное философское уче­ние. Выше мы видели, что Платон встретился с большими труд­ностями при осмыслении природы идей. Аристотель стремил­ся разъяснить сложившуюся проблемную ситуацию. Он перенес акцент с идеи на форму.

Аристотель рассматривает отдельные вещи: камень, растение, животное, человека. Всякий раз он выделяет в вещи материю(субстрат) и форму. В бронзовой статуе материя–это бронза, а форма–очертания статуи. Сложнее обстоит дело с отдельным человеком, его материя–это кости и мясо, а форма–душа. Для животного формой является животная душа, для расте­ния–растительная душа. Что важнее–материя или форма? На первый взгляд кажется, что материя важнее формы, но Ари­стотель не согласен с этим. Ведь только благодаря форме ин­дивид становится тем, чем он является. Значит, форма есть глав­ная причина бытия. Всего причин четыре: формальная–сущ­ность вещи; материальная–субстрат вещи; действующая–то, что приводит в движение и обуславливает изменения; целе­вая–во имя чего совершается действие.

Итак, по Аристотелю, единичное бытие есть синтез материи и формы. Материя–это возможность бытия, а форма есть осу­ществление этой возможности, акт. Из меди можно сделать шар, статую, т.е. как материя медь есть возможность шара и статуи. Применительно к отдельному предмету сущностью оказывается форма. Форма выражается понятием. Понятие справедливо и без материи. Так, понятие шара справедливо и тогда, когда из меди еще не сделали шар. Понятие принадле­жит уму человека. Выходит, что форма–это сущность и отдель­ного единичного предмета, и понятия об этом предмете.

Аристотель как первооткрыватель динамизма и телеоло­гии. В своих суждениях о материальных причинах Аристотель во многом повторял Фалеса, Анаксимена, Анаксимандра, Гераклита, учивших, что в основе всего находятся материальные субстанции. В учении о форме Аристотель существенно перера­ботал концепцию идей Платона. Еще более оригинален был Ари­стотель в развитых им концепциях динамизма и цели.

Динамизм Аристотеля состоит в том, что он не забывает уделять первостепенное внимание динамике процессов, движению изменению и тому, что за этим стоит, а именно переходу возможности в действительность. Динамизм Аристотеля знаменует собой появление нового образца понимания. Во всех случаях требуют уразумения механизмы происходящих изменений и причины, обусловившие эти изменения. Надо определить источим движения, его энергетическое начало, те силы, которые обеспечили движение.

Аристотель по праву гордился тем, что им была развита, при чем содержательнейшим образом, проблема цели. Цель–по-гре­чески телеос. Исходя из этого учение о цели называют телеологией. Цель есть, по Аристотелю, наилучшее во всей природе. Гла­венствующая наука та, «которая познает цель, ради которой над­лежит действовать в каждом отдельном случае...». Конечной ин­станцией поступков людей оказываются их цели, целевые при­оритеты. Телеология, развитая Аристотелем, оказывается мощным инструментарием в деле понимания человека, его дея­ний и общества.

Последняя реальность–бог. Для Аристотеля форма в своей динамике выражает иерархичность бытия. Из меди можно изготовить много вещей, но медь остается медью. Намно­го более иерархично ведет себя форма. Сравним: форма нежи­вых предметов–растительная форма–животная форма–фор­ма(душа) человека. Это сравнение поднимает нас по лестнице форм, причем значение материи ослабевает, а формы–возра­стает. А если сделать еще шаг и заявить, что есть чистая фор­ма, освобожденная от материи? Аристотель твердо убежден, что этот шаг, предельный переход, вполне состоятелен и необ­ходим. Почему? Потому что тем самым мы обнаружили перводвигатель всего, а значит, принципиально объяснили все мно­гообразие фактов движения. Бог, как и все доброе и красивое, притягивает, влечет к себе, это не физическая, а целевая, фи­нальная причина.

Бог Аристотеля–это перводвигатель. Это еще и ум. Поче­му ум? Аристотель рассуждает по аналогии: что главнее всего в ду­ше человека? Ум. Бог же есть сплошное совершенство, потому он тоже есть ум, но более развитой, чем человеческий. Бог не­подвижен. Как источник движения он не имеет причину движе­ния, ибо нам пришлось бы за одной причиной движения откры­вать другую и так далее, без конца. Бог–конечная причина движения; само это утверждение имеет смысл, если считать бога не­подвижным. Итак, бог умственно совершенен, он источник вся­кого движения, неподвижен, не имеет истории, значит, вечен. Бог Аристотеля бесстрастен, он не принимает участия в делах лю­дей. Бог–великолепный ум. Если человек по-настоящему воз­желает быть похожим на бога, то ему в первую очередь надле­жит развивать свой ум.

В отличие от Платона, у которого причиной материального мира выступает одна идея, Аристотель обнаруживает четыре таких причины: все возникает под действием чего-нибудь, образуется из чего-то и становиться чем-то, с какой-то целью (причины: формальная, материальная, движущая и целевая). Взаимодействие причин проявляется в отношениях между формой и материей.
Аристотель проиллюстрировал свою мысль на примере гончара:
1. Глина – материал – материальная причина.

2. Горшок – форма, которую придал гончар глине – формальная причина.
3. Гончарный круг – с помощью которого гончар придает материалу форму– движущая причина.
4. Заработать на жизнь – причина, по которой гончар затратил все эти усилия – целевая причина.
Какая же причина первична? Целевая и двигательная может быть сведена к формальной. Материя не может быть первична в силу своей пассивности. Остается  форма. При этом материя и форма существуют одновременно, так как одно без другого не возможно: материя под воздействием формы переходит из одного состояние в другое. Следовательно, нет формы без материи, а материи без формы? Аристотель так не считает. Есть «первая материя», которая не имеет никаких количественных или качественных свойств. Есть и «форма форм».
Если материя и форма не возникают, то, как появляется вещь?  Не существуют ли и они вечно, не возникая и не уничтожаясь? Что бы ответить на это вопрос Аристотель вводит понятия «возможность» (dynamis – движущая сила) и «действительность» (energeia) Материя это возможность, поскольку она не есть то чем может стать. Форма – действительность.  Например: Кирпич – форма для материи и возможность для дома. Глина – возможность кирпича. Кирпич – возможность дома. В то же время – кирпич действительность глины, а дом – действительность кирпича. Поэтому если что-то возникает, то возникает как реализация возможности. Таким образом, изменение означает реализацию внутренних потенций вещи, а не ее вырождение, как считал Платон. А материя и форма существуют не сами по себе, а составляют неразрывное единство: например, изваяние называют не камнем, а каменным. Само определение подразумевает, что это материя (камень) которой придали форму (изваяние) в отличие от бесформенной материи – камня.
Предметом философии Аристотель считал познание абстрактных сущностей, которые могут быть рассмотрены отдельно от тел (в отличие от физики  изучающей свойства тел и математики изучающей свойства неотделимые от тела, но не являющееся его состояниями т.е. абстрактными). Так как эта концепция была изложена в книге, следующей за "Физикой", средневековый переводчик, не мудрствуя лукаво, назвал ее "Метафизика" (т.е. "после физики"). Поэтому метафизика
это синоним философии, или учение о вечных и неизменных нематериальных причинах и началах (формах или идеях).

Категория: Мои статьи | Добавил: AZ (08.06.2013)
Просмотров: 1025 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]