билет 17 - статья Поланьи - Мои статьи - Каталог статей - Antony Zakutin

Покажи всем!

...

Совет мудреца:

Поиск

Кнопка на меня

  • Для создания кнопки-ссылки на мою страницу добавьте вот этот скрипт по

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

билет 17 - статья Поланьи
Основная задача данной главы – определить значение термина «экономический»,

которое можно было бы использовать во всех социальных науках.

Подобные попытки должны начинаться с простого признания того факта, что

применительно к человеческой деятельности термин «экономический» используется в

двух значениях, имеющих разные корни. Мы будем называть их содержательным и

формальным значениями.

Содержательное значение [substantive meaning] «экономического» вытекает из факта

зависимости человека от природы и других людей. Оно характеризует его

взаимоотношения с природным и социальным окружением, которые обеспечивают ему

средства удовлетворения материальных потребностей.

Формальное значение [formal meaning] термина «экономический» основывается на

логическом характере связи между целями и средствами, являемой в таких понятиях, как

«экономичный» или «экономить» [economical, economizing].
Два исходных значения [root meanings] понятия «экономический», – содержательное и

формальное, – не имеют между собой ничего общего. Первое проистекает из факта,

второе – из логики. Формальное значение подразумевает некий набор правил,

касающихся выбора между альтернативными способами использования ограниченных

средств. Содержательное значение не предполагает ни выбора, ни ограниченности

средств. Существование [livelihood] человека может включать или не включать

необходимость выбора. Если же человек оказывается перед выбором, последний отнюдь

не обязательно вызван ограничивающим эффектом «скудости» средств: ведь некоторые

из наиболее важных физических и социальных условий существования людей, такие, как

наличие воздуха и воды или любовь матери к ребенку, как правило, не носят

ограничивающего характера. Непреложность формального значения отлична от

содержательного значения так же, как сила логического умозаключения отлична от силы

земного притяжения. Законы первого – это законы разума; законы второго суть законы

природы. Едва ли можно придумать значения, более далекие друг от друга;

семантически они находятся на противоположных полюсах.

Мы предполагаем, что только содержательное значение «экономического» способно

порождать концепции, необходимые социальным наукам для эмпирического

исследования всех типов хозяйства прошлого и настоящего. Следовательно, общая схема

анализа [frame of reference], которую мы пытаемся выстроить, требует рассмотрения

предмета в терминах содержательного определения. И сразу же на нашем пути возникает

затруднение, проистекающее из бесхитростного переплетения двух значений

«экономического» – содержательного и формального. Подобное смешение значений,

конечно же, не столь страшно, – если только мы помним об ограничениях, которые оно

накладывает. Однако в распространенном ныне понятии «экономический» происходит

__________смешение

и «дефицит»

[scarcity], при этом не осознается в полной мере вся опасность для мышления, которая

таится в подобном смешении.

Эта комбинация терминов возникла вследствие логически случайных обстоятельств. В

последние два столетия в Западной Европе и Северной Америке сложилась такая

организация человеческого существования, при которой особенно значимыми оказались

правила выбора. Эта форма экономики основывалась на системе ценообразующих

рынков [price-making markets]. Поскольку акты обмена при такой системе предполагают,

что их участники осуществляют выбор по причине ограниченности средств, то вся

система могла быть сведена к модели, которая использует методы, основанные на

формальном значении «экономического». Пока экономика контролируется такой

системой, формальное и содержательное значения экономического на практике

совпадают. Обыватели приняли это смешанное понятие как само собой разумеющееся;

такие мыслители, как А. Маршалл, В. Парето, Э. Дюркгейм также придерживались его.

Только у К. Менгера в его посмертно опубликованной работе этот термин подвергается

критике. Однако ни Менгер, ни позднее М. Вебер и Т. Парсонс не понимали всей

значимости этого различения для социологического анализа. Ведь кажется, что нет

серьезного основания для разграничения двух значений одного термина, которые, как

мы уже сказали, почти совпадали на практике.

Хотя подобное разведение двух значений «экономического» в обыденной речи

выглядело бы чистым педантизмом, их переплетение в одном понятии, тем не менее,

превратилось в методологическое препятствие для социальных наук. Экономическая

значений,

предполагающих

«существование»

[subsistence]

теория, естественно, стала исключением, поскольку в условиях рыночной системы

предлагаемые ею термины оказывались достаточно близкими к реальности. Однако

антрополог, социолог или историк, каждый со своих позиций изучавшие место

экономики в человеческом обществе, сталкивались с огромным разнообразием

институтов, отличных от институтов рынка, в которых было укоренено существование

Экономическая социология. Т. 3, № 2, 2002 www.ecsoc.msses.ru

64

человека. И разрешить эти проблемы посредством аналитического метода,

разработанного для особой формы экономики, зависящей от наличия специфических

рыночных элементов, было невозможно3.

Эти выкладки очерчивают общие контуры наших дальнейших рассуждений.

Мы начнем с более тщательного анализа понятий, производных от двух значений

«экономического», постепенно продвигаясь от формального к содержательному

значению. Представляется, что это позволит на эмпирическом уровне описать хозяйства,

– включая первобытные и древние формы, – в соответствии со способом

институциональной оформленности экономического процесса. В качестве контрольных

примеров мы рассмотрим три института: торговли, денег и рынка. Прежде они

концептуализировались только с позиций формального определения, и, следовательно,

любые пути к их анализу, кроме рыночного, были отрезаны. Рассмотрение же этих

институтов в русле содержательного значения экономического должно приблизить нас к

построению искомой универсальной схемы анализа.

Формальное и содержательное значения «экономического»

Рассмотрим формальные понятия и прежде всего то, как логика рационального действия

порождает формальную экономическую теорию, а последняя в свою очередь создает

условия для экономического анализа.

Рациональное действие определяется здесь как выбор средств по отношению к цели.

Средства – это все, что может служить достижению цели, посредством ли законов

природы или правил игры. Таким образом, «рациональное» не характеризует ни цель, ни

средства, но, скорее, выражает соответствие средств целям [relating of means to ends].

Например, мы не говорим о том, что желание жить – более рационально, нежели

желание умереть. Или же, что при желании жить более рационально стремиться

продлить свою жизнь научными средствами, нежели с помощью суеверий. Какой бы ни

была цель, рациональным является сообразный ей выбор средств. Что же касается

собственно средств, то было бы нерационально прибегать к тому, во что человек не

верит. Так, для самоубийцы рационален выбор средств, которые приведут его к смерти,

и если этот человек верит в черную магию, – заплатить колдуну, чтобы тот помог это

устроить.

Следовательно, логика рационального действия применима ко всем мыслимым

средствам и целям, охватывающим чуть ли не бесконечное множество человеческих

интересов. В разных сферах – будь то шахматы или техника, религиозная жизнь или

философия – цели могут варьироваться от обыденных вопросов до самых сложных и

трудноразрешимых проблем. Аналогично и в экономике: цели могут варьироваться от

сиюминутного утоления жажды до стремления достичь почтенного возраста в добром

3 Некритическое употребление смешанного понятия «экономический» привело к тому,

что можно назвать «экономистическим заблуждением» [economistic fallacy]. Оно

состоит в искусственном отождествлении экономики с ее рыночной формой. От

Д. Юма и Г. Спенсера до Ф. Найта и Ф. Нортропа социальная мысль страдала от этого

ограничения, стоило ей подойти к изучению хозяйства. Эссе Л. Роббинса, хотя и

полезное для экономистов, окончательно исказило эту проблему [Robbins 1932]. В

сфере антропологии недавно изданная работа М. Херсковица [Herskovits 1952] – своего

рода продолжение его первой попытки рассуждений в этом направлении, предпринятой

в 1940 г.

Экономическая социология. Т. 3, № 2, 2002 www.ecsoc.msses.ru

65

здравии, как будут различны и средства их достижения, это могут быть соответственно

стакан воды, вера в дочернюю и сыновнюю заботу или жизнь на свежем воздухе.

Если исходить из того, что выбор вызван ограниченностью средств, то логика

рационального действия превращается в вариант теории выбора, который мы и называем

формальной экономической теорией. Логически она еще не связана с понятием

человеческого хозяйства, однако уже приблизилась к нему на один шаг. Как мы уже

говорили, формальная экономическая теория описывает ситуацию, возникающую в

результате ограниченности средств. Это так называемый постулат дефицита [scarcity

postulate]. Он предполагает, во-первых, ограниченность средств и, во-вторых, то, что

ситуация выбора порождается именно этой ограниченностью. Недостаточность средств

по отношению к целям определена при помощи простой операции «целевого

использования средств» [earmarking], показывающей возможность того или иного

действия. Для того, чтобы недостаточность средств вела к ситуации выбора, этих средств

должно быть несколько. То же относится и к целям – нужны, по крайней мере, две цели,

выстроенные в порядке предпочтения. Оба эти условия являются фактами

действительности, и не имеет значения, коренится ли причина использования средств

каким-то определенным способом в традициях или технологии; то же касается и

ранжирования целей.

Операционализировав таким образом понятия выбора, ограниченности и дефицита, мы

сразу замечаем, что возможны выбор средств без ограниченности последних, равно как и

ограниченность средств в отсутствие всякого выбора. Выбор может быть предпочтением

правильного неправильному (нравственный выбор) или ситуацией, когда мы

оказываемся на перепутье и к нашей цели ведут несколько путей, имеющих сходные

достоинства и недостатки (операциональный выбор [operationally induced choice]). В

обоих случаях изобилие средств не только не облегчает проблему выбора, но, скорее,

усложняет ее. Разумеется, практически во всех сферах рационального действия проблема

ограниченности средств может возникнуть или нет. Отнюдь не вся философия построена

на творческом воображении, она может стремиться и к сокращению числа исходных

посылок. Или же, возвращаясь к сфере человеческого существования: для одних

цивилизаций ситуации недостатка средств являются скорее исключением, нежели

правилом, для других – это широко распространенное явление. В любом случае, наличие

или отсутствие дефицита ресурсов является фактом, и не важно, вызвана ли такая

ситуация природными условиями или человеческими действиями.

Наконец, обратимся к экономическому анализу. Эта дисциплина развилась из

приложения формальной экономической теории к конкретному типу хозяйства –

рыночной системе. Хозяйство здесь воплощено в институтах, которые побуждают акты

индивидуального выбора к образованию взаимозависимых движений, составляющих в

итоге экономический процесс. Это достигается посредством общего распространения

ценообразующих рынков. Все товары и услуги, включая рабочую силу, землю и капитал,

могут быть куплены на рынке и получают, следовательно, свою цену. Все формы дохода

– соответственно заработная плата, рента и проценты – извлекаются из продажи товаров

и услуг и появляются лишь как различные элементы цены реализованного продукта.

Общее определение покупательной способности как средства приобретения благ

превращает процесс удовлетворения потребностей в использование ограниченных

средств альтернативными способами посредством денег. Это означает, что и условия

выбора, и его последствия поддаются количественному измерению в форме цен. Можно

утверждать, что, приняв цену в качестве par excellence4 экономического факта,

4 Преимущественно (франц.). Прим. перев.

Экономическая социология. Т. 3, № 2, 2002 www.ecsoc.msses.ru

66

формальный подход предполагает, что хозяйство в целом обусловлено ситуациями

выбора, которые возникают вследствие ограниченности средств. Понятийный аппарат,

позволяющий описать такую ситуацию, и лежит в основе экономического анализа.

Отсюда вытекают и пределы, в рамках которых экономический анализ может быть

эффективен как метод. Формальное значение «экономического» представляет хозяйство

как последовательность актов экономии ресурсов [acts of economizing] – иными словами,

как совокупность выборов, вызванных дефицитом средств. Хотя правила, управляющие

подобными актами, носят универсальный характер, степень, в которой эти правила

применимы к какому-то конкретному хозяйству, зависит от того, является ли в

реальности данная экономика последовательностью таких актов. Чтобы обеспечить

количественные результаты, акты перемещения и приобретения товаров, которые

составляют экономический процесс, должны выступать как функции социальных

действий по отношению к ограниченным средствам и должны быть ориентированы на

итоговые цены. Такая ситуация возможна только в условиях рыночной системы.

В результате связь между формальной экономической теорией и человеческим

хозяйством оказывается непрочной. За пределами системы ценообразующих рынков

экономический анализ как метод исследования реального хозяйства чуть ли не

полностью теряет свое значение. Наглядным подтверждением этому служит

централизованное плановое хозяйство, основанное на нерыночных ценах.

Корни содержательного понятия «экономический» – в реальном хозяйстве. Вкратце (что

может быть рискованным) его можно определить как институционально оформленный

процесс взаимодействия между человеком и окружающей средой, ведущий к

постоянному обеспечению материальных средств для удовлетворения потребностей.

Удовлетворение потребностей «материально», если оно предполагает использование

материальных средств для достижения целей; в случае таких конкретных

физиологических нужд, как потребность в пище или жилье, используются лишь так

называемые услуги.

Таким образом, хозяйство предстает как институционально оформленный процесс

[instituted process]. И здесь мы сталкиваемся с двумя понятиями – «процесс» и

«институциональная оформленность» [institutedness]. Посмотрим, что они могут

добавить к нашей аналитической схеме.
Категория: Мои статьи | Добавил: AZ (18.06.2011)
Просмотров: 361 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]