Покажи всем!

...

Совет мудреца:

Поиск

Кнопка на меня

  • Для создания кнопки-ссылки на мою страницу добавьте вот этот скрипт по

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

разведка

АВИА РАЗВЕТКА

На Западном фронте союзные летчики, выполняя специальные задания, на самолетах спускали разведчиков. 

Французские летчики отличались высоким авиаторским искусством. Несколько примеров. 

Герой пятидесяти трех воздушных сражений Гинемейер выполнял и ряд специальных поручений. Его деятельность причинила столько неприятностей врагу, что тот назначил премию за голову летчика, если его доставят живым или мертвым.

 Однажды Гинемейер чуть не погиб около Вервенса. Он должен был спустить одного школьного учителя (который был через три дня выслежен и расстрелян врагом) и заметил два удобных для приземления места. 

Одно поле было особенно удобно для посадки. Второе было хуже — неровное, усеянное мелкими холмами. 

Летчик уже хотел было приземлиться на прекрасном зеленом поле, когда в глаза ему бросилась сеть блестящей туго натянутой проволоки вроде той, которую употребляют для ловушек. Германцы, очевидно, предвидели возможность посадки французского самолета на этом поле и приготовили прием непрошенному гостю. 

 

ОЧЕНЬ ЦЕННЫЕ СВЕДЕНИЯ ПОЛУЧАЛИ МЫ ОТ НЕПРИЯТЕЛЬСКИХ ГЕНЕРАЛОВ, НЕ ПРИБЕГАЯ ПРИ ЭТОМ НИ К КАКИМ МЕРАМ ПРИНУЖДЕНИЯ (выделено мною. А.К.). На основе показаний взятых в плен итальянских, французских и английских лётчиков составлялись подробные доклады. Так, например, со слов одного из лётчиков итальянской эскадрильи, возглавлявшейся д'Аннунцио и бомбардировавшей в 1918 г. Вену, мы составили доклад на 7 страницах печатного текста с несколькими схемами. Мне самому приходилось опрашивать пленных итальянцев, которые наперебой старались давать нам нужные сведения и даже с яростью исправляли друг друга.

   Разумеется, у подавляющей части неприятельских офицеров не так легко было получить какие-либо сведения. Но нередко во-время предложенная папироса или стакан вина делали чудеса. Наконец пленных было так много, что не было смысла задерживаться с теми, кто отмалчивался. Кроме того, приборы для подслушивания, установленные в бараках, позволяли перехватывать откровенные взаимные беседы пленных, считавших, что их никто не слышит.

 

 

Что касается Российской разведки:

Германский капитал, и без того крепко запустивший свои щупальца в экономику России, получил новый стимул к своему дальнейшему проникновению.

Немецкая эмиграция в Россию широко поощрялась прусским, а затем германским правительством. Переселенцы получали материальную поддержку в виде долгосрочных кредитов. В России они всецело находились в орбите германского влияния, осуществлявшегося через многочисленные общества и союзы («ферейны»). Эти последние, будучи тесно связаны с германским правительством, получали от него денежные средства и пропагандистскую литературу. Для посещения Германии оказывались всевозможные льготы. Немецкие учителя получали пособия из средств немецкого школьного союза и снабжались агитационным материалом. Делалось все для того, чтобы превратить немецкого поселенца в России в послушное орудие для подрывной работы.

К 1905 г. в царской России орудовало свыше полутора десятков основных шпионских организаций германо-австрийской разведки. Одна группа из них — австрийская — действовала, главным образом, на юго-западе России, в пределах Киевского и Одесского военных округов. Щупальца другой группы, «работавшей» в пользу Германии, были раскинуты по всей необъятной российской территории. Основная сеть германской разведки расположилась в радиусе намечавшегося театра военных действий — нынешних Польше, Литве и в Петербургском военном округе. 

Центр, руководивший деятельностью обеих шпионских групп, находился в Петербурге, в стенах германского и австрийского посольств. 

Германо-австрийская разведка проникла в самые верхи военного управления России. Секретнейшие военные документы систематически попадали в руки германской и австрийской разведок. Весь план подготовки России к войне 1914–1918 гг. был известен обеим разведкам, и они немало сделали для того, чтобы сорвать боеспособность русской армий. 

В значительной мере была парализована военная разведка России в Германии и Австрии. Списки русских агентов, направлявшихся в эти страны, и даваемые им задания во многих случаях оказывались известными германской и австрийской контрразведкам, и этих агентов легко ловили и быстро ликвидировали. 

Одним из крупнейших пособников германо-австрийской разведки в России оказался тогдашний военный министр, друг царя — генерал Сухомлинов. При его помощи военное министерство России было наводнено шпионами, и оно из органа, руководящего и укрепляющего военную силу России, превратилось в своеобразную шпионскую резидентуру, в орган, парализовавший боевую мощь русской армии. 

Проникая в важнейшие отрасли народного хозяйства России, немецкие капиталисты теснейшим образом были связаны с предприятиями военного значения. Это обстоятельство давало им возможность получать нужные секретные сведения. 

Начиная с 1905 г. вплоть до /первой мировой империалистической войны из Германии в различные районы России отправлялись экспедиции, якобы с целью исследования природных богатств. На самом деле этими экспедициями, организованными разведкой, изучались экономические и хозяйственные возможности России с точки зрения будущей войны, ее стратегические дороги и укрепленные пункты. 

Готовясь к войне 1914 г., Германия широко развернула свою агентурную сеть в царской России. Но война во многом нарушила работу шпионских организаций, подготовленных в мирное время. Прежние способы связи, сбора агентурных сведений и вербовки агентов оказались в условиях войны не совсем применимыми. Поэтому немцам и австрийцам пришлось спешно реорганизовать свою разведку на новых началах и на многих участках с новыми кадрами. 

В этом отношении очень важную роль стали играть так называемые нейтральные страны. Они обеспечивали наиболее безопасный переход границы воюющего государства и облегчали связь с находящимися в нем шпионами и диверсантами. Каждая воюющая страна и ее разведка старались использовать нейтральные страны с наибольшей для себя выгодой. 

Большие удобства, естественно, представляли скандинавские страны, особенно Швеция. Во время первой мировой империалистической войны Швеция стала основным шпионским каналом между Россией и Германией. Это был наиболее краткий и удобный путь для переброски шпионов и для получения собранных ими сведений. 

В декабре 1914 г. в Главное управление генерального штаба явился подпоручик 23-го пехотного Низовского полка Яков Павлович Колаковский. Он заявил, что ему удалось бежать из германского плена, куда он попал в самом начале войны, при разгроме армии Самсонова в Восточной Пруссии. Далее Колаковский сообщил, что, обдумывая различные способы освобождения из плена, он решил прибегнуть к хитрости. Колаковский заявил германским властям о своей готовности вести для них военную разведку в России. После длительных переговоров с различными германскими должностными лицами (для этого его перевозили из лагеря на острове Деньгельм в Берлин, а затем в Алленштейн в штаб 20-го германского корпуса) его отправили в Петербург. Здесь состоялось свидание его с лейтенантом германской разведывательной службы Бауэрмейстером, который обсудил с ним условия его шпионской работы в России. 

Из беседы с Бауэрмейстером Колаковский выяснил, что этот лейтенант-шпион с матерью и двумя братьями проживал до войны в России. Находясь в России, вся семейка занималась шпионажем в пользу Германии при содействии (в течение пяти лет) офицера отдельного корпуса жандармов подполковника Мясоедова. По словам Бауэрмейстера, служа еще на станции Вержболово, Мясоедов оказывал большие услуги Германии, пропуская через границу шпионов и собирая агентурные сведения. Давая Колаковскому указания по поводу возлагаемых на него обязанностей, Бауэрмейстер, между прочим, поручил ему по прибытии своем в Петроград разыскать Мясоедова и осведомиться у него о планах и настроениях в высших кругах русского общества в связи с войной. 

Из этой беседы Колаковский пришел к заключению, что Бауэрмейстер считался с Мясоедовым как со старым и опытным работником германской разведки. 

В декабре 1914 г. Колаковского снабдили деньгами, паспортом, пропуском и отправили через Швецию в Россию. 

Вернувшись на родину, Колаковский не знал, что своим сообщением о Мясоедове он поможет раскрыть целое гнездо шпионов, работавших для Германии при попустительстве военного министра. 

 

Русские получили подробные сведения о немецких военных крепостях, а также карты со всеми дорогами и железнодорожными путями в Восточной Германии, но пользы из этого извлекли мало. После войны Николаи заявил, что для хорошей разведки ничего не стоит обнаружить дислокацию войск противника, их состав, маршрут и способы передвижения. Гораздо труднее выяснить намерения врага, и вот в этой-то области ни одна из спецслужб не добилась успеха.

«Турки заинтересовались мной, узнав, что я могу свободно говорить по-русски. Ко мне подошел турецкий офицер и представил меня двум высокопоставленным германским офицерам, прикрепленным к штабу генерала Лимана фон Сандерса, возглавлявшего германо-турецкую военную миссию. 

После беседы на турецком языке мы договорились о том, что я поеду на Кавказ, получив крупную сумму денег, и постараюсь собрать по возможности больше сведений относительно передвижений русских войск и военных намерений России. Я сделал вид, что соглашаюсь. 

Чиновник турецкой контрразведки, — если я могу так его назвать, — раскрыл мне все свои планы и тайны. Энвер-паша собирается произвести наступление на русских и застигнуть их врасплох. Мое задание заключалось в том, чтобы проникнуть в расположение русского командования и распространить ложные сведения относительно возможного пути турецкого продвижения. Я нашел, что их план дерзок и продиктован честолюбием. И действительно, все говорили, что если русские будут разбиты, то Энвер-паша нападет на Англию, пройдя через Афганистан в Индию. 

Через очень короткое время я побывал у двоих своих соотечественников и рассказал им, что я служу Русской империи, пользуясь своим положением турецкого разведчика. 

После совещания в генеральном штабе мой начальник по контрразведке велел мне вернуться в Константинополь и продолжать свое дело. Я так и поступил и был с распростертыми объятиями вновь принят турецко-германскими военными чинами. Они мне дали новые инструкции и заявили: 

— Мы не сомневаемся в том, что вы нам дадите свежую информацию, когда мы встретимся в январе в Карсе. 

В последних числах декабря 1914 года большие турецкие силы появились на театре военных действий, но русская армия была подготовлена к встрече. 

Всякое движение турок расстраивалось и терпело крах. Оба корпуса, которые должны были напасть на нас врасплох, наткнулись в горах на русские войска, которые сами застигли турок врасплох и уничтожили их». 

 

А вообще мы оперируем лишь известными, раскрытыми фактами о военных разведчиков

Антоний Кюпферле, немец, покончил самоубийством. 

Карл Фридрих Мюллер, русский, расстрелян. 

Петер Ган, немец, семь лет каторжных работ. 

Роберт Розенталь, немец, расстрелян. 

И. Т. Линкольн, венгерец, выслан. 

Конрад Лейтер из Южной Америки, интернирован. 

Фредерик Паркер Дунбар, немец, интернирован. 

Лиза Блуме, немка, интернирована. 

Барон Отто фон Гумменберг, немец, интернирован. 

Янсен, голландец, расстрелян. 

Рус, голландец, расстрелян. 

Бреков, немец, расстрелян. 

Мисс Лиза Вертгейм, немка, вечная каторга. 

Фернандо Бухман, немец, расстрелян. 

Августо Альфредо Роген, родом из Южной Америки, расстрелян. 

Эрнест Вальдемар Мелин, швед, расстрелян. 

Людовико-Гурвнц-и-Зендер, родом из Южной Америки, расстрелян. 

Ирвинг Ги Раес, американец, расстрелян. 

Куртене Деризбак, австриец, натурализованный англичанин, вечная каторга. 

Альберг Мейер, еврей, расстрелян. 

Капитан Ганс Бем, немец, интернирован. 

Мадам Попович, сербка, интернирована.

Кеннет Траест, американец, вечная каторга (после двухлетней каторги сослан). 

Иосиф Маркс, родом из Эльзаса, немецкого происхождения, пять лет каторги.

Ева де Бурнонвиль, шведка, вечная каторга. 

Гертруда Эвелин, немка, интернирована. 

Барон Луи фон Горст, немец, интернирован. 

Лилиан Скотт Трои, американец, сослан. 

Адольфо Гереро, испанец, десять лет каторги.

Реймонд Амошариан, испанка, сослана. 

Иоган Христиан Целе Лассен, датчанин, сослан. 

Аксель Гребст, немец, интернирован. 

Пьер Ротгойт, бельгиец, вечная каторга. 

Альбертина Станавей, бельгийка, интернирована.

Джордж Во Бекон, американец, сослан. 

Рутледж Рутерфорд, американец, избежал ареста. 

Альфред Хагн, вечная каторга. 

Это большое число разведчиков Германия завербовала для работы против одной только Англии. Этот список не включает тех разведчиков, которые работали для нее во Франции, в Америке и в других странах

 

Категория: Мои статьи | Добавил: AZ (15.06.2010)
Просмотров: 1355 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]